Александр Крайнев
АГРЕССИВНОСТЬ И ПРОФЕССИОНАЛИЗМ ПРОТИВ ПАССИВНОСТИ И НЕКОМПЕТЕНТНОСТИ
Сепаратисты прочно удерживали пропагандистскую инициативу с самого начала боевых действий

В ХОДЕ боевых действий в Чечне боевики Джохара Дудаева развернули активную информационно-пропагандистскую работу, во многом упредив как пресс-центры федеральных войск, так и информаторов из госструктур. Идеологам сепаратистов приходилось решать весьма сложные задачи - расширять круг сторонников, пополнять число добровольцев в своих рядах, повышать боевой дух боевиков, формировать позитивное отношение к ним у российской и международной общественности. Надо сказать, что им это удалось сделать, причем в первые же недели после ввода войск в Чеченскую Республику. Федеральные войска оказали им в этом плане поистине неоценимую услугу.

Основательно разрушенные города стали благодатным пропагандистским материалом. Практически ежедневно по всем телеканалам мира демонстрировались панорамы поверженных городов, улицы, усеянные трупами. Все это производило неизгладимое впечатление на мировое общественное мнение, побуждая его вставать на сторону чеченских сепаратистов. Хотя нередко разрушения в чеченских городах были произведены самими дудаевскими боевиками. Они специально подрывали заводы, фабрики, жилые дома, железнодорожные пути, нефтепроводы и вводили в заблуждение общественность.

Лидеры боевиков приложили значительные усилия для того, чтобы информация об обстановке в Чечне проходила исключительно через их руки. С этой целью они развернули в ряде стран так называемые "Чеченские информационные центры", выполнявшие прямые распоряжения Дудаева и целенаправленно снабжавшиеся соответствующими видеоматериалами и текстами заявлений правительства непризнанной Республики Ичкерия. Основное финансирование этих центров в Польше, Литве, Эстонии и других странах осуществлялось исламскими организациями Саудовской Аравии, Иордании и Турции, а также за счет средств, полученных от незаконной продажи российской нефти.

Одна из задач информационных центров состояла в том, чтобы инициировать в зарубежных средствах массовой информации антироссийскую пропагандистскую кампанию, посредством которой возложить ответственность за неурегулированность конфликта в Чеченской Республике на федеральную сторону и убедить Запад в живучести чеченского сопротивления. В информационных центрах устраивались встречи с журналистами и правозащитниками, проводились международные конференции, тематические семинары и "круглые столы". При одном из наиболее активных информационных центров, действовавших в Кракове (Польша), была развернута радиостанция "Свободный Кавказ".

Много внимания боевики уделяли журналистам, которым удавалось проникнуть в контролируемые ими районы. Корреспонденты не встречали отказа ни в одной просьбе об интервью, что частенько случалось в стане федеральных войск. Им активно помогали в сборе материалов, заботились об их охране и пропитании. В результате дудаевцам удалось завоевать доверие представителей средств массовой информации, создать впечатление того, что им предоставляется возможность получения эксклюзивной информации. В обстановке, как правило, негативного отношения к представителям прессы в федеральных войсках восприятие журналистами происходящих в Чечне событий было соответствующим.

Журналисты в подавляющем большинстве случаев по достоинству оценивали внимательное к себе отношение чеченских сепаратистов и в долгу не оставались. Лидеры боевиков регулярно появлялись на каналах многочисленных телекомпаний, их голоса постоянно звучали в радиоэфире.

Помимо культивирования позитивного отношения к боевикам, их идеологи умело распространяли дезинформацию. Она использовалась всякий раз, когда надо было убедить общественность в том, что федеральная авиация наносит удары по школам, больницам, жилым домам и т.д. Вплоть до последнего времени журналисты передавали материалы, в которых занижались потери боевиков и сообщалось лишь об их военных успехах.

Со страниц газет, из теле- и радиоэфира на российских военнослужащих обрушивался поток материалов о зверствах федералов, якобы заливших кровью гордую и свободолюбивую Чечню. Особо подчеркивалась низкая боеспособность российских воинских частей. Ни слова не говорилось о том, что Дудаев три года целенаправленно готовился к войне, а его боевики, по сути, представляют собой отлично подготовленную профессиональную армию. В российских средствах массовой информации подчеркивалась бездарность командиров, бестолковость солдат, звучали обвинения в садистской жестокости и мародерстве. Смаковались плохая оснащенность и низкая обученность военных. Замалчивалась информация о зверствах дудаевцев.

Излюбленной темой стал отказ некоторых солдат от направления в Чеченскую Республику, практически незавуалированная пропаганда дезертирства, призыв к солдатским матерям направляться в Чечню и вырывать своих чад из рук "злодеев-командиров". Если сын оказался в плену, то "добрые и благородные" боевики торжественно вручали сына матери, правда, в том случае, если поблизости были осветительные юпитеры и телевизионные камеры или когда за плененного вносилась многомиллионная плата. Еще лучше, если отказником становился офицер. Он получал поистине всероссийскую известность. На самом же деле пленные российские военнослужащие подвергались пыткам, продавались в рабство, насильно приучались к наркотикам, превращались в звероподобных существ.

Одновременно дудаевские подразделения психологической войны проводили акции по подрыву морального духа личного состава федеральных войск. В дни штурма Грозного в радиосети туляков-десантников входили боевики, прокручивавшие обращение правозащитника Сергея Ковалева с предложением сдаваться в плен и обещанием гуманного отношения. Через мегафоны передавались обращения, содержащие призывы прекратить боевые действия, сложить оружие и сдаться боевикам или арестовать и сдать в плен офицеров. Российским воинам были адресованы появлявшиеся на улицах чеченских городов надписи: "Смерть российским оккупантам!", "Родина или смерть!", "Аллах с нами!" и т.д. Среди военнослужащих распространялись видеокассеты с тенденциозными записями событий в различных районах Чечни, в том числе в Грозном. В комментариях к заснятым кадрам акцентировалось внимание на несправедливости войны со стороны России и подчеркивался высокий патриотизм боевиков. Военнослужащим федеральных войск подбрасывали аудиокассеты с записями на русском языке чеченских бардов, воспевавших антирусскую борьбу чеченского народа со времен имама Шамиля по настоящее время.

Не ослабевая, велась пропаганда "заслуг" боевиков, рассчитанная на население Чечни. Пропагандистские материалы распространялись в виде слухов на базарах Грозного, тезисов выступлений участников митингов, а также оперативной пропаганды, передававшейся боевиками по местному телевидению, в том числе с помощью мобильного передающего телевизионного центра. Боевики делали пропагандистский акцент на том, что чеченский народ пострадал в ходе Кавказской войны и во время депортации и что сегодня Москва продолжает мстить непокорным чеченцам. Долг каждого чеченца, утверждали дудаевские пропагандисты, заключается в том, чтобы всеми силами добиваться вывода российских войск из Чечни и получения ею независимости.

Довольно часто информационно-пропагандистская работа чеченских сепаратистов сдабривалась откровенными фальсификациями, но тем не менее имела успех. И главным образом потому, что велась активно, динамично, постоянно и по различным направлениям, с различными слоями общества как в России, так и за рубежом. Эффективность и профессионализм информационных структур Дудаева ярко контрастировали с беспомощностью и пассивностью органов по воспитательной работе федеральных войск.

Об авторе
Александр Иванович Крайнев - полковник Генерального штаба ВС РФ.

Опубликовано:
Независимая газета
№190 (приложение) 10 октября 1996 г.
ой депрессии. Это только